Замначальника Управления ветеринарии: «Боюсь покупать омуль»

Жаркая дискуссия вокруг рыбного табу разворачивается на протяжении нескольких месяцев. Кого больше нужно жалеть — рыбаков, которые остались без средств к существованию или омуль, которого катастрофически мало в озере? У нас в студии свое мнение высказывали разные эксперты, это чиновники, экологи, и собственно все приходили к единому мнению — запрет нужен. Тогда почему же омуль до сих пор лежит на прилавках рынков и магазинов. Об этом мы поговорим с заместителем начальника управления ветеринарии Александром Молчановым.

Контроль за безопасностью реализуемой рыбы ведет Управление ветеринарии. По закону республики Бурятия об административных правонарушениях торговля в неустановленных местах – прерогатива муниципальных образований. Работают инспектора административных комиссий муниципальных образований районов. Они привлекают к ответственности по 58 статье закона РБ.

Почему на прилавках Улан-Удэ до сих пор лежит омуль?

— Потому что срок годности выловленной в летний период рыбы составляет от 7-ми до 10-ти месяцев при определенных условиях. То есть, то количество, которое было выловлено в разрешенный период, будет реализовываться, как минимум, еще в течении 7-ми месяцев.

В реализацию на торговой точке поступает рыба, прошедшая ветеринарно-санитарную экспертизу, прошедшая ветеринарный контроль. Рыба добыта по квотам, распределенным министерством сельского хозяйства Бурятии. Эти квоты и то количество рыбы, которое было выловлено, контролируется и отслеживается. Ежемесячно составляются сведения, сколько на остатке этой рыбы. Может, даже и раньше эта торговля прекратится.

Как часто вы проводите инспекторские проверки?

— В соответствии с 294 федеральным законом мы проводим проверки раз в три года. Тем не менее за каждым предприятием закреплен ветеринарно-санитарный эксперт, который контролирует безопасность рыбы и оформляет сопроводительные документы. Также и с индивидуальными предпринимателями.

Контроль осуществляется, в том числе, и самим предпринимателем, и налоговой инспекцией. Здесь легко свести концы с концами. Сегодня, согласно ветеринарным правилам, продавцы обязаны гасить документацию, когда к ним поступает рыба. Кроме того, они ведут журнал учета и контроль. В каких-то небольших количествах, допускаю, может быть несанкционированная торговля. Но при официальной торговле это сделать сложно. На сегодняшний день пропустить какое-то большое количество нелегально добытой рыбы сложно.

Что происходит с изъятой рыбой?

— В течение года происходит изъятие до 10-ти тонн. Изъятой рыбой по договору с МВД и Ангаро-Байкальским территориальным управлением работают представители федерального агентства по имуществу в Бурятии. Рыба попадает к ним. Затем она перерабатывается строго на полуфабрикаты (котлеты, фарш) и может реализовываться только в таком виде. Ни в соленом, ни в копченом, ни в мороженом виде не попадает на прилавок. И конечно, вначале она проходит лабораторный контроль. Несоответствующая идет на уничтожение, утилизацию, либо на корм животным.

Вы сами, когда выезжаете за город, на Байкал, покупаете рыбу?

— Никогда. Боюсь. Никогда не покупаю и никому не советую. Вообще это опасно, потому что бутулотоксин – это сильнейший яд, он сильнее яда гремучей змеи. Опасно не только для здоровья, но и для жизни. И я рекомендую не покупать рыбу кустарного производства. Будь то омуль или другая рыба.  

Подробнее смотрите в выпуске передачи «Актуальная тема» на АТВ.

КОММЕНТАРИИ